editony

«На неделе перед боем у меня вскрыли машину и украли из нее мои очки», — рассказал Браво в очередном выпуске подкаста Джо Рогана. «Поэтому я был почти слепой, и не понимал, как сильно разбито лицо Тони, пока не подошел к нему. С моей стороны было ошибкой выходить туда. Я увидел, что ему больно, что у него сильные рассечения – в этот момент у меня в голове вихрем носились мысли. Какой совет должен я дать? Я не знал, что сказать, и я буквально замерз. Я никогда в жизни не был в такой ситуации. Я не тот парень, который должен был в тот момент быть там»

«Рашад Холловэй, его тренер по боксу, и Билли Фонуа, тренер по муай-тай – один из них должен был быть внутри, а я снаружи. Все, что я должен был говорить – Тони, ты отлично выглядишь. Но после четвертого раунда Рашад обернулся ко мне и сказал, ‘Эдди, ты должен войти’, но я был не готов к этому. Я вошел, но в голове у меня было только ‘Какого черта я здесь делаю – я же не главный тренер по ММА’»

«Я никогда в жизни не был главным тренером по ММА, и никогда не хотел им быть. Если бы это был бой с Хабибом Нурмагомедовым, где было бы много работы в партере, тогда да, мое присутствие в клетке имело бы смысл. Но на этот раз я мог предложить только эмоциональную поддержку, потому что это была война в стойке»